Руссо

Привет!

Меня зовут Ольга, и я (Анонимный) Перфекционист.
Кроме этой проблемы, у меня есть много других, субъективных и объективных.
В попытке разрешить их я пишу запросы в ру_психолог и использую для этого этот анонимный аккаунт.
Кроме того, я работаю с этого аккаунта в http://mi-pishem.livejournal.com/.
Руссо

Противный текст

Когда я была маленькой девочкой, я очень, очень любила мужчин. Буквально постоянно влюблялась. Да и с чего бы было их не любить? С таким-то замечательным папой — лучшим папой для маленькой девочки! С такими отличными дедушками! А если бы вы знали, какой кузен был у моей бабушки! Сногсшибательный мужчина. За один вечер покорил моё сердце своей красотой и блестящим остроумием. В шесть лет я не заметила, как побита его красота разгульным образом жизни — ну, просто еще не знала, что такое алкоголизм. А как мне нравились Жан Маре в роли графа Монте-Кристо и Тимоти Далтон! Эх.
Впрочем, когда я чуть-чуть подросла и стала смотреть на мир более разумно, моя любовь к мужчинам никуда не делась. Более того, к подростковому возрасту я начиталась книжек, большинство из которых было написано мужчинами и о мужчинах — и какими же умными, тонкими и остроумными были эти книги! Я влюблялась в писателей и персонажей, актеров и режиссеров — за то, что они творили эти дивные и осмысленные (даже если речь шла о какой-нибудь антиутопии) вымышленные миры. Я тогда считала, что мужчины очень умные, априори умнее женщин. Я их робела, старалась дружить с ними, себя — ненавидела, а женщин как класс презирала. Ну, такой типичный случай внутренней мизогинии, не буду углубляться, неинтересно
Годы шли, я перестала презирать женщин и к себе стала относиться более терпимо. А мужчины вокруг становились всё глупее и глупее. Я бы подумала, что сама становлюсь более умной — но нет, такого чувства у меня нет. И слова меня слушаются хуже, и книги читаю со скрипом, и вообще — раньше я была огого, а теперь — уставшая мать чрезвычайно активного парня и вообще эхехе.
И не только о мужчинах речь: столько вокруг неумных людей! Кажется, это вообще мизантропия, а не мизандрия даже. Но неумные женщины меня мало расстраивают, а мужчины злят-злят-злят. Так, что хочется их стукнуть. То ли они и вправду глупее, то ли я не могу простить им своего жестокого разочарования.
Хотя вот что интересно: допустим, знала я некоего Л. С институтских еще времен. И всегда знала, что он идиот. Но раньше его идиотизм никак не омрачал моего мироощущения, а теперь — омрачает. Была недавно на встрече курса, сидела рядом с ним, и уши мои скручивались в трубочку, и думала я: «И это интеллектуальная элита! Закончил один из лучших технических вузов Питера, хозяин жизни». На самом деле, вот в этом «хозяин жизни» и проблема. Раньше он был слегка неуверенном в себе и потому тихим идиотом, а теперь заматерел, почувствовал себя в каком-то смысле вип-персоной и стал невыносимо громким. Может, в этом дело? Очень часто мужчина сочетает глупость и самоуверенность. Это неприятно, а у женщин встречается реже.
В общем, извините меня за этот противный пост. Но меня это действительно мучает. Дело в том, что я очень тоскую по ощущению влюбленности, а в таком настроении влюбиться существенно гетеросексуальной женщине невозможно. Я вот в мужа своего отродясь не была влюблена. Я его уважаю, потому что он обладает хорошим межличностным интеллектом и кучей других положительных качеств, люблю, отношусь к нему с нежностью и благодарностью, потому что он меня любит и обо мне заботится, но быть влюбленной? Ну разве что пару-тройку раз за весь период знакомства. Потому что я вижу всю эту его дурацкую мужскую социализацию, все эти наглухо закрытые двери в голове.
А вот моя подруга влюблена в своего мужа даже спустя много лет после свадьбы, хотя он феерический мудак. Мой муж гораздо лучше и тоньше — а я вроде как не могу отдать ему должное.
В общем, дело, кажется, больше во мне, чем в мужчинах.
Не исключено, что это хороший запрос на психотерапию.
Руссо

Котик

В ру-психологе обозвали моего котика «монстрокотиком».
Я протестую и вешаю портрет котика крупно. По-моему, он хороший, хотя и мизантроп.
Рисовал котика больше ста лет назад Анри «Таможенник» Руссо.
Collapse )
Руссо

Ищу нового терапевта (?)

И реально не знаю, что делать.
Мне кажется, что у меня работа с моей психологической консультанткой реально зашла в тупик. С одной стороны, это именно я филоню и не хожу к ней. У меня есть смягчающие обстоятельства: до нее действительно очень далеко, она на одном конце Питера, а я на прямо противоположном, мне каждый визит очень дорого в плане времени обходится. Но мне кажется, кризис как-то глубже.
Есть несколько тем, которые с ней не получается проработать.
Collapse )
Пришла к выводу, что мне нужен другой тер. Который не отказывается работать с фармой, в отличие от моей консультантки.
Невролог посоветовал мне такого терапевта, с медицинским образованием.
И тут я напряглась.
Я, конечно, не радикальная феминистка, но психотерапевта хотела бы фем-френдли. А психотерапевт мужчина. Не знаю.
Сегодня сомнения усилились, потому что я звонила ему отменить (из-за простуды) назначенную уже на пятницу первую консультацию, и обнаружила, что у него в телефоне в качестве звонка — "Ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую".
Поржала. Напряглась.
Буду думать.
Руссо

Прекрасная опечатка

Жаловалась сейчас на здоровье одному приятелю; чуть не написала вместо «паршивый неврологический диагноз» — «паршивый неврологический дизайнер».
Прямо хочется себя так где-нибудь самоназвать.
Руссо

(no subject)

Ровно десять лет тому назад я была очень сильно и совершенно несчастно влюблена. Как никогда не бывала ни до, ни после.
Та ситуация много мне дала. Но то, как она потом разрешилась, отняло у меня много энергии, вплоть до настоящей депрессии.
Главное, я сейчас понимаю, что такая сильная влюбленность говорит прежде всего о дырках в моей душе, которые требовали штопки. И я даже догадываюсь, какие именно дыркам тот человек показался таким привлекательным.
И геморрои мне сейчас не нужны.
Но всё равно хочется влюбиться.
Потому что той влюбленной мне было море по колено. И я плачу, сравнивая. Потому что сейчас бесконечно устала от всего этого быта, от безденежья, от профессиональной безнадежности.
Хотя бы малую толику той энергии.
Эх.
Руссо

Птица Хохот

Сначала заклекотало тихонечко, потом защелкало, потом нахлынула нестерпимая волна звуков — и всхлипы, и смех. Было похоже, что там, на том берегу, в вечернем лесу у кого-то истерика.
— Это что? — спросила я оторопело.
— А это, матушка, птица Хохот, — ответила Антонина Ивановна, не поднимая глаз от быстро мелькающего в руках крючка.
— Ничего себе у вас тут птички...
— Ага. Наша, местная. Говорят, нигде больше не водится. Только в Ченявинском районе.
— Кто говорит? Ученые? — улыбнулась я.
— Да не, ученые ее в глаза не видели. Был один, — она откусила нитку, сплюнула и показала мне, распялив на пальцах, готовый тапочек. — Учитель. Как это... Естествознания. Все искал, искал...
— Не нашел?
[Spoiler (click to open)]— Нет, — руки Антонины Ивановы вспорхнули над корзиной с нитками, покрутились и выбрали бирюзовый клубок. — Он же ее с научной точки зрения искал. А ее с научной точки зрения нету. Значит, и найти нельзя.
— А с какой точки зрения она есть?
— С обыкновенной точки зрения. Люди видели.
С этого самого «люди видели» обычно начиналось самое интересное.
— Жила, говорят, когда-то птица, у которой украли голос.
— Кто украл?
— Ну откуда я знаю, кто. Мало ли охотников до чужих голосов. На каждом шагу приходится беречься. Она и сама, наверное, не знала. Потому что знала бы — постаралась бы обратно забрать. А так — хулиганить начала.
— Хулиганить? Каким образом? — спросила я, потому что Антонина Ивановна замолчала, словно сказка уже кончилась.
— А таким: стала она смех у детишек воровать. Пойдут, значит, дети в лес, за грибами, например. А там их птица Хохот в разные стороны и разманит. Кого малинкой, кого ежиком, кого просто так — «ау» да «хихи». Так и оказывается малец один в незнакомом месте. Пугается, конечно. А тут ему на загривок с неба птица Хохот и падает. Обнимет крыльями, закроет глаза, а сама тюк в темечко — и лететь. А малец домой прибежит, плачет, конечно. Успокоят его, как батя с матей умеют успокаивать — одни поцелуют, другие выпорют. Вроде должно уж всё пройти. Ан нет: день, другой смотрят — перестал их малец смеяться да улыбаться. И щекочут, и тормошат, и игрушки всякие, пищалки там, покупают, и к доктору, бывает, водют — а всё зря.
— А птице-то их смех зачем?
— Как зачем? Вместо голоса. Она, видать, думала, что лучше детского смеха на свете ничего нет. Только он ей впрок не пошел. Не дается, слышала же сама. Её и люди, и звери боятся. Так и мается.
Антонина Ивановна посмотрела на гаснущее небо и начала складывать вязание в корзину. Жила она как-то не по-деревенски безмятежно: работала много, но вольно. Захочет — занимается огородом, а не захочет — вяжет или красит в розовый цвет забор. Вот и сегодня мне достался целый вечер длинных разговоров.
За рекой опять захохотала птица. На этот раз подальше, слышно было хуже, но стало жутко.
— А вернуть смех можно?
— Говорят, что нельзя. Так и остается человек без него на всю жизнь. Даже не улыбается. Жалко их. Но всё живые, бывает хуже. После войны, говорят, таких много появилось. Оно и понятно, ребятишки-то без присмотра были.
Стало совсем неуютно. Я-то сюда приехала смех свой вроде как возвращать, а в этих местах его, видите ли, птицы воруют. Мне сразу показалось, что в округе действительно слишком много унылых лиц. Особенно не здесь, в деревне, а в райцентре Ченявино.
— Да ты не грусти! — сказала Антонина Ивановна. — Она свои безобразия давно прекратила. После того как одна девочка ей свой смех не отдала.
— Как не отдала?
— А вот так! Ей смех самой дозарезу был нужен. Потому что кроме смеха, у нее ничего и не было. Отец погиб, мать умерла, жила она у чужих злых людей. Она бы без него в неделю сдохла. Поэтому, когда ее в темя-то клюнуло, она извернулась, схватила птицу за ноги и ну трясти! Так и вытрясла всё обратно. А птица Хохот испугалась и больше никого не трогала. Ну, может, только того учителя, как его, естествознателя! Больно уж кислая рожа у него была, когда он в город возвращался! Птица обидела, не иначе!
Антонина Ивановна задумалась.
— А может, и не птица. Может, девки обидели. Он за тремя разом ухлестывал, так они ему сами по башке хорошо настучали, без птиц справились!
И Антонина Ивановна расхохоталась — азартно, радостно и свежо, наполнив радостью целую улицу. Так редко умеют старухи, зато часто смеются маленькие девочки, не видевшие в жизни никакого горя.

http://mi-pishem.livejournal.com/825284.html
Руссо

Нарцисс, 21 век

(Для игры «100 слов», рассказ длиной 99 слов)
— Зеркало нужно, зеркало!

— Зачем? Ты идиот, Гомес? Он же тонет!
Но Гомес не слушал: побежал в дом и скоро вернулся с тяжелым старинным зеркалом. За ним, ругаясь, ковыляла старуха.
Гомес растолкал ленивых спасателей и протянул странное средство спасения утопающему.
Тут произошло удивительное: юношу притянуло к своему отражению. Он впился в зеркало сначала взглядом, а потом руками и губами. Все вместе поднатужились и вытащили его на край бассейна.
— Учитесь, гуманисты, — Гомес самодовольно поглядел на спасенного, так и не оторвавшего от своего отражения губ. — Еще инстаграм его собственный можно было показать, но тут с интернетом плохо. Работаем по старинке. Да, бабуля?
Руссо

Новый тег "Мы пишем"

Я тут кое-как пытаюсь вернуться к писанию текстов.
Даже, если честно, вернулась.
В частности, вступила в сообщество http://mi-pishem.livejournal.com/ и даже нечто создала в рамках тамошних ежедневных упражнений.
Большие тексты будут (я надеюсь) в большом мире, маленькие пока здесь.
Я бы и большие здесь поселила, но боюсь нарушения анонимности.
Руссо

В 15 лет будущего, кажется, не существовало

Встречалась недавно со школьными подругами.
Одна из них, страдающая от сравнительно сложных отношений с мужем, воскликнула с горечью: «Разве мы с вами могли когда-то предположить, что через двадцать лет мы будем жить ТАК? Разве этого мы ждали?»
Черт, да я даже и того, что у меня есть сейчас, не ждала.
Нет, конечно, случалось мне мечтать, что вот я похудею, сделаю кучу пластических операций, стану великой кем-то там (до сих пор не опредилилась, кем), и в меня влюбится молодой ученый (или художник, или писатель), и мы поженимся и будем творить рука об руку. Но это же все беллетристика была.
Практически же я была уверена, что никаких отношений у меня в принципе не будет, потому что «кто же на меня польстится?»
И мой отнюдь не идеальный, но отличный муж в этом смысле — огромное достижение (моего терапевта, в первую очередь).
В общем, в который раз удивляюсь, как мир травматика отличается от мира обычных людей.
Оказывается, есть девушки-подростки, которые уверены в своем грядущем большом личном счастье. Без сомнений. А я-то думала, что всё это тинейджерство — исключительно боль, мрак и безнадега.